katya_mamshova wrote in carians

Categories:

О книгах и книжечках

alex_rozoff :

Книга-индикатор гретиотов, уверенных, что вещи рождаются в супермаркетах от кредита и магии Али-Бабы

На просторах интернета гуляют самые разные классы коллекционеров, включая таких, которые ловят там самые зашкварные идеологические "продающие" концепты. Среди них Пётр Чихун, поймавший в ЖЖ SAPOJNIK изумительную реакцию на новую книгу Билла Гейтса «How to Avoid a Climate Disaster: The Solutions We Have and the Breakthroughs We Need», показывающую, как работает такой зашкварный "продающий" концепт. Сама книга анонсирована у самого Гейтса тут...


My new climate book is finally here Everything you need to know about avoiding the worst climate outcomes. By Bill Gates. February 14, 2021
https://www.gatesnotes.com/Energy/My-new-climate-book-is-finally-here


...И для обыкновенного мыслящего человека книга не содержит ничего интересного. Очередное эпигонское сочинение по мотивам стартапа парниково-климатической аферы - насквозь лживого фильма Альберта Гора с характерным названием "An Inconvenient Truth" (Неудобная Правда), 2006 год. Сам Гейтс в анонсе не скрывает, что его интерес к бизнесу на базе "анти-парниковой" идеологии возник после некой встречи в 2006 году с активистами климатического алармизма и зеленой энергетики.
Интересно другое - SAPOJNIK указал, как эта книга продает анти-парниковую идеологию тупеющим массам через типичного инфлюэнсера-гретиота.

Инфлюэнсера-гретиота зовут Митя Алешковский, он ведет ряд блогов, и представляется как основатель благотворительного фонда «Нужна помощь», фотограф, общественный деятель.
Крайне интересна особая "продающая" лексика в тексте Алешковского.

(Далее цитирую подряд текст Алешковского с его блога в издании "Эхо Москвы", продающие обороты речи выделяю подчеркиванием).


15 апреля 2021. Поражает масштаб проблемы. Сегодня я наконец дочитал блестящую книгу Билла Гейтса «How to Avoid a Climate Disaster: The Solutions We Have and the Breakthroughs We Need». И это, конечно, совершенно потрясающе. Во-первых, поражает масштаб проблемы. Гейтс очень подробно описывает, как плохо будет всем нам, если мы не начнем действовать прямо сейчас. Над проблемой глобального потепления принято смеяться, один там бывший президент соединенных штатов, вообще говорил, что это надуманная проблема. А Гейтс в своей книге дотошно и въедливо описывает, что именно произойдет с нами, причем со всеми нами, со всей планетой, если мы не начнем относиться к проблеме серьезно уже сегодня. Как много людей просто погибнут (десятки миллионов каждый год), от глобального изменения климата, какое влияние это будет иметь на мировую экономику и развитие. Как много людей перестанут иметь возможность, работать, есть, жить полноценной и здоровой жизнью, как много людей начнут болеть новыми болезнями. Сквозь всю книгу проходит красной линией — COVID покажется нам детским лепетом. И все это наступит буквально вот-вот. То есть это уже наступает. Уже происходит. Это не вопрос завтрашнего дня, это вопрос вчерашнего дня. Это уже сейчас. Больше всего, разумеется, пострадают самые бедные и самые слабые. И это отдельная боль, потому, что им и сейчас живется ужасно, а будет еще хуже жить в ситуации с критическим снижением ресурсов доступных для жизни и еды. Особенно, конечно, поражает масштаб необходимых действий. Борьба с глобальным изменением климата будет в ближайшие десятилетия происходить во всех сферах привычной нам жизни. Буквально, во всех и каждой. И это будет настоящая борьба, потому, что задача, которую нам, как человечеству, необходимо реализовать для того, чтобы предотвратить катастрофу планетарного масштаба звучит следующим образом — мы должны полностью прекратить производство и выброс парниковых газов. Не снизить, не запланировать снижение, не начать бороться.
Мы должны понять, как мы сможем свести выбросы парниковых газов до нуля. Во всех сферах нашей жизни. И это, особенно важно, учитывать, в наблюдении за политикой, потому, что
в ближайшие годы эта тема станет темой номер 1 во внешнеполитических отношениях большинства крупных стран. Некоторым странам, которым особенно повезёт, эта тема будет играть важную роль и во внутренней политике.
Гейтс пишет, что для того, чтобы предотвратить катастрофу планетарного масштаба, которую будет уже невозможно исправить, все богатые и развитые страны должны прекратить производство парниковых газов к 2050 году. И это невозможно сделать просто так,
это надо начинать делать сейчас, причем в большинстве сфер, где мы должны снижать выбросы этих газов, мы пока не имеем полноценно работающих технологий для этого.
Кстати, открытием для меня стало, что большинство парниковых газов производят вовсе не машины, не двигатели внутреннего сгорания, и не коровы со свиньями, а производство бетона и стали. И самое грустное, что произвести и бетон и сталь без выделения CO2 невозможно химически и физически. А потребление и бетона и стали по всему миру только растет. Как и потребление энергии. Как и потребление мяса.
И тут мы приходим ко второму, что поражает. Поражает, как много мы еще даже не представляем, как, но должны сделать. Один из ключевых пунктов, который выделяет Гейтс в книге, это огромные, в геометрической прогрессии растущие, инвестиции в R&D, которые просто обязаны делать все богатые страны
прямо сейчас. Поражает то, как мало мы, оказывается, в это инвестируем, и как мало об этом заботимся, в планетарном масштабе. Не говоря уже о нас, как стране.
Тут же, конечно,
поражает и то, сколько возможностей открывают эти исследования и новые горизонты. Просто представьте себе, сколько денег заработает тот, кто первый изобретет возможность производить carbon neutral бетон. Сейчас это невозможно в принципе, то есть даже, если вы будете производить его по большей стоимости, он все равно будет пользоваться гигантским спросом.
В самое ближайшее время
нас ожидает появление новых мультитриллионных рынков, на все carbon neutral технологии и продукты. И те, кто поумнее, инвестируют в них уже сейчас. Гейтс, к примеру, инвестирует миллиарды.
Ну и в третьих, поражает, как один человек может настолько глубоко и далеко смотреть в будущее. Многие мои друзья знают, что
я просто схожу с ума от Гейтса, и восхищаюсь всем, что он делает, но прочитав эту книгу, я в очередной раз поражаюсь тому, как много может делать и сделать один человек, и как он может предугадывать грядущее.
Просто подумайте,
это ведь Гейтс ответственен за то, что у всех нас есть компьютеры, а еще он человек, который спас единовременно самое большое количество людей в мире, а еще он инвестирует в разработки новых типов ядерных реакторов и нового биотоплива, и в много-много еще чего. Не говоря уже о том, сколько тысяч научных исследований поддерживает он и его фонд. Не представляю, как можно создавать столько positive social Impact одному человеку. Очень хочу быть в этом на него похожим, потому, что у него все разложено по полочкам, все структурировано, все имеет смысл и каждый день, каждый час, каждая минута, направлены на то, чтобы достичь максимума пользы для планеты и будущих поколений. Если вы хотите все понять про глобальное изменение климата и про то, что каждый из нас, может с этим сделать, и почему нам важно это сделать сейчас — прочитайте новую книгу Гейтса.
(конец цитирования)
https://echo.msk.ru/blog/aleshru/2822196-echo/

Можно было бы просто посмеяться над гретиотом Алешковским, который заявляет:
"мы должны полностью прекратить производство и выброс парниковых газов. Не снизить, не запланировать снижение, не начать бороться. Мы должны понять, как мы сможем свести выбросы парниковых газов до нуля. Во всех сферах нашей жизни. " - не понимая, что для решения этой задачи ему придется не просто умереть (чтобы прекратить поступление CO2 в атмосферу при дыхании), а еще и утопиться в торфяном болоте (чтобы при разложении не окислиться до того же CO2, а анаэробно мумифицироваться, и затем превратиться в каменный уголь, не выделив CO2 в атмосферу, как поступили некоторые представители поздней палеозойской фауны).
Кстати, тогда, в Палеозойскую эру, концентрация CO2 в атмосфере была в 10 раз выше чем сейчас - на Земле царил комфортный теплый климат, к радости тогдашних тритонов и ящериц, прекрасно чувствовавших себя на берегах теплых морей.

Но оставим в покое геологическую историю Земли - и вернемся в настоящее время, чтобы подвести итоги. Их всего три.
1. "Продающая" лексика в текстах инфлюэнсеров, рекламирующих "зеленый поворот" точно такая же, как в текстах, рекламирующих услуги цифровых букмекеров или курсы карьерного коучинга, обещающие обогащение прямо сейчас.
2. При всей дебильности этой лексики, она (в соответствии с гипотезой Милгрэма) воздействует примерно на 65% урбанизированной аудитории.
3. Такая лексика перестают действовать, только когда вступает в жесткое противоречие с реальностью жизни... Или даже выживания.

Такие дела.


Открытие 2019 года: женщинам в мире изрядно поднадоело рожать. Перспектива полупустой планеты.

6 февраля 2019, Равноправие. Население Земли начнет сокращаться из-за глобального нежелания женщин иметь детей. С таким заголовком вышла статья* NV.UA о книге канадцев - Джона Иббитсона и Даррелла Брикера "Empty Planet: The Shock of Global Population Decline" (Пустая планета: шок глобального сокращения населения). Они путешествовали по Европе, Африке, Азии, Южной Америке, общались с разнообразной публикой, составили свой портрет современных семей и их отношения к рождению детей, после чего представили свое исследование популяции людей со следующим прогнозом:

"Великое определяющее событие двадцать первого века - одно из величайших определяющих событий в истории человечества - произойдет через три десятилетия, плюс-минус, когда мировое население начнет сокращаться. Как только этот спад начнется, он никогда не закончится. Мы сталкиваемся не с проблемой демографической бомбы, а с угрозой демографического спада - безжалостной, от поколения к поколению выбраковки человеческого стада. Ничего подобного раньше не случалось. Если вы найдете эту новость шокирующей, это не удивительно. Организация Объединенных Наций прогнозирует, что в этом столетии наше население вырастет с семи миллиардов до одиннадцати миллиардов, а затем стабилизируется после 2100 года. Но все большее число демографов во всем мире считают, что оценки ООН слишком завышены. Скорее всего, говорят они, население планеты достигнет пика примерно в девять миллиардов где-то между 2040 и 2060 годами, а затем начнет сокращаться"**

В развитых странах уже сейчас дети не спешат взрослеть и заводить семью. Вместо этого они зачастую остаются с родителями до своих 30 и более лет.
В развивающихся странах женщины уже тоже перестают рожать в порядке биологического автоматизма, сколько получится - и начинают все более жестко планировать, столько детей им иметь. Авторы книги пришли к выводу, что наибольшее влияние на показатель рождаемости имеет именно женское образование. Они спрашивали женщин в 26 странах о том, сколько детей они хотят иметь, и самым популярным ответом было два ребенка.
"Внешние факторы, которые диктовали людям заводить большие семьи, исчезают повсюду. И это происходит быстрее всего в развивающихся странах" - поясняют авторы книги.
Уже сейчас прирост населения происходит в основном не из-за того, что появляется больше детей, а из-за того, что люди доживают до более глубокой старости.
Когда людям, родившимся в 2020-х исполнится 40 лет, они будут жить в обществе с очень большой долей пожилых людей. У них не будет проблем найти работу (причем с высокой зарплатой), но вероятны проблемы с высокими налогами на здравоохранение и пенсии. С другой стороны, снизятся налоги на содержание детских садов и школ - их число резко сократится из-за низкой рождаемости.

Вообще говоря - вся динамическая структура экономики изменится. К середине века расширяющийся цикл производства любых товаров (лежавший в основе бизнеса на протяжении всего периода существования капитализма) сменится сужающимся циклом просто по причине снижения количества потребителей. Сейчас это можно наблюдать на примере страны — 3-й экономикой мира по ВВП - Японии***.

Будет этот демографически-сужающийся мир менее или более благополучным, чем привычный демографически-расширяющийся мир?
Мне представляется, что он будет более благополучным, и вот почему. Даже если у власти там будут такие же уроды и социопаты, без особого интеллекта, зато с огромными амбициями - им придется расстаться с удобной моделью "солдат вам бабы новых нарожают". В середине XXI века - не нарожают. Так что люди станут из спонтанно возобновляемого природного ресурса - востребованным дефицитным материалом. Второе звучит значительно более гордо, чем первое.

...Такие дела...

--------------------------------
*) https://nv.ua/techno/popscience/zhenskoe-obrazovanie-mozhet-ostanovit-rost-naseleniya-planety-50004916.html
**) https://www.cbc.ca/books/empty-planet-by-darrell-bricker-john-ibbitson-1.5026796
***) https://www.nippon.com/ru/japan-data/h00951/


Читая Гребера. Как смешение экономики с моралью превратило общество в коллективного шизофреника

Уже полгода, как д-ра Гребера нет с нами*. И недавно, отвечая на вопрос о том, какая книга о политической и социально-экономической системе кажется мне наиболее последовательной и актуальной сегодня - я назвал книгу д-ра Гребера "Долг. Первые 5000 лет истории"**. Как утверждают комментаторы BBC - эта книга, опубликованная в 2011 году, принесла д-ру Греберу мировую известность. Ниже я попробую конспективно - цитатами - показать, о чем эта книга.

- Особенность утверждения, что «каждый должен выплачивать свои долги», заключается в том, что даже в соответствии со стандартной экономической теорией это неправда. Предполагается, что кредитор берет на себя определенную степень риска. Предполагается, что благодаря финансовым институтам денежные ресурсы превращаются в выгодные капиталовложения. Если бы банк гарантированно получал обратно свои деньги плюс процент вне зависимости от того, что он делал, система бы не работала. Представьте, что я отправлюсь в ближайшее отделение Королевского банка Шотландии и скажу «Знаете, я тут получил точные сведения
о лошадях, участвующих в скачках. Что, если вы мне одолжите пару миллионов фунтов?» Разумеется, они лишь посмеются надо мной. А все потому, что они знают, что если моя лошадь не придет первой, то они ни за что не смогут получить свои деньги обратно. А теперь представьте, что есть закон, согласно которому они гарантированно получают свои деньги, что бы ни произошло, пусть даже это означает, что я должен – не знаю – отдать мою дочь в рабство или продать органы или сделать еще что-нибудь в таком роде. Ну в таком случае почему бы и нет? Зачем с нетерпением ждать, пока зайдет кто-то, у кого есть толковый план по созданию прачечной или чего-то подобного? В сущности, именно такую ситуацию МВФ создал в глобальном масштабе – иначе откуда бы взялись все эти банки, стремящиеся всучить миллиарды долларов первой же попавшейся кучке жуликов?

- ...Почему долг? Что придает этому понятию такую странную силу? Потребительский долг – двигатель нашей экономики. Все современные национальные государства построены на основе бюджетного дефицита. Долг превратился в ключевой вопрос международной политики. Но, похоже, никто точно не знает, что это такое и как его осмыслить. Сила этого понятия проистекает из самого нашего неведения о том, что такое долг, из самой его гибкости. Если история чему-нибудь учит, то ее урок таков: нет лучшего способа оправдать отношения, основанные на насилии, и придать им нравственный облик, чем выразить их языком долга, – прежде всего потому, что это сразу создает впечатление, будто сама жертва делает что-то не так. Это понимают мафиози. Так поступают командующие победоносными армиями. На протяжении тысяч лет агрессоры могли говорить своим жертвам, что те им что-то должны: они «обязаны им своими жизнями» (фраза, говорящая сама за себя) просто потому, что их не убили.

- Для того чтобы эффективно управлять режимом, основанным на насилии, нужно
установить некий свод правил. Эти правила могут быть совершенно произвольными. В сущности, неважно даже, что это за правила. Или, по крайней мере, поначалу неважно. Проблема в том, что когда кто-то начинает излагать вещи в терминах долга, то рано или поздно люди неизбежно станут задавать вопрос, кто что и кому на самом деле должен.

- Споры о долгах идут уже по меньшей мере пять тысяч лет. На протяжении большей
части человеческой истории – по крайней мере, истории государств и империй – большинству людей внушали, что они должники. Историки, прежде всего историки идей, не желали рассматривать человеческие последствия этого с упорством, которое тем более удивительно, если учесть, что такое положение дел больше, чем какое-либо другое, приводило к постоянному возмущению и недовольству.

- На протяжении тысяч лет борьба между богатыми и бедными зачастую принимала форму конфликта между кредиторами и должниками – спора о справедливом и несправедливом проценте, о долговой кабале, амнистии, изъятии собственности за долги, возврате имущества, конфискации овец, наложении ареста на виноградники и о продаже детей должника в рабство. В то же время в последние пять тысяч лет народные восстания всякий раз начинались с одного и того же – с уничтожения
долговых записей в форме табличек, папирусов, счетных книг или в любом другом виде в зависимости от места и времени. (После этого повстанцы, как правило, берутся за записи о земельных владениях и за книги оценки имущества.) Как часто повторял великий историк Античности Мозес Финли, в Древнем мире у всех революционных движений был один лозунг: «Списание долгов и передел земли». Наше стремление не замечать этого выглядит тем более странным, если обратить внимание на то, сколь значительная часть современной нравственной и религиозной лексики происходит напрямую из таких конфликтов. Слова «расплата» или «искупление» – наиболее очевидные примеры, взятые непосредственно из античного финансового словаря. В более широком смысле то же самое можно сказать о словах «виновный», «свобода», «прощение» и даже «грех». Споры о том, кто что и кому на самом деле должен, сыграли ключевую роль в формировании нашей базовой лексики, касающейся вопросов справедливости и несправедливости. Тот факт, что столь значительный ее пласт родился в спорах о долгах, делает это понятие удивительно путаным. В конце концов, чтобы спорить с королем, нужно говорить на его языке вне зависимости от того, имеют смысл или нет изначальные предпосылки.
Если взглянуть на историю долга, то в первую очередь обнаруживается, что речь идет о полной нравственной путанице. Наиболее явно она проявляется в том, что повсюду большинство людей полагает, что
(1) выплата денег, взятых в долг, – это вопрос элементарной порядочности
и что
(2) всякий, кто имеет обыкновение давать деньги взаймы, есть воплощенное зло.

- В мировой литературе почти невозможно найти сочувственные описания заимодавца, во всяком случае профессионального заимодавца, под которым подразумевается тот, кто берет процент. Я не уверен, есть ли другая профессия (палачи?), у которой была бы столь же дурная репутация. Особо примечательно то, что, в отличие от палачей, ростовщики часто числятся среди самых богатых и могущественных людей в своих обществах.

- Есть очевидные причины, почему сейчас особенно важно переосмыслить историю
долга. Начавшийся в сентябре 2008 года финансовый кризис почти полностью затормозил развитие всей мировой экономики. В результате корабли перестали плавать по океанам, тысячи судов были помещены в сухой док. Строительные краны разобрали, прекратилось строительство зданий. Банки урезали выдачу кредитов. Это не только вызвало ярость и смятение общества, но и повлекло за собой начало серьезной общественной дискуссии о природе долга, денег и финансовых институтов, в руках которых оказалась судьба народов.
Но это продолжалось недолго. Дискуссия толком так и не состоялась.
К такой дискуссии люди были готовы, потому что история, которую им рассказывали последние лет десять, оказалась колоссальным обманом – по-другому и не скажешь. В течение несколько лет каждый из нас слышал о целой уйме новых, необычайно изощренных финансовых новинок: кредитные и товарные деривативы, деривативы, обеспеченные ипотечными облигациями, гибридные ценные бумаги, долговые свопы и т. д… Эти новые рынки деривативов были такими сложными, что, как гласит расхожая история, одна инвестиционная компания обратилась к астрофизикам с целью чтобы усложнить торговые программы настолько, чтобы даже финансисты перестали их понимать. Посыл был ясен: оставьте это профессионалам, вам этого все равно не понять. Даже если вы не особенно любите финансовых капиталистов (а мало кто берется доказывать, что их есть за что любить), они настолько
хорошо – даже сверхъестественно хорошо – разбирались в этих делах, что о демократическом контроле над финансовыми рынками не приходилось и думать. (Так считали и многие ученые. Я хорошо помню конференции 2006–2007 годов, на которых модные социальные теоретики выступали с докладами о том, что новые формы секьюритизации, основанные на последних информационных технологиях, предвестники грядущей трансформации природы времени, возможности и самой реальности. Помню, я еще тогда думал: «Вот болваны!» – и оказался абсолютно прав.) Позже, когда эйфория прошла, выяснилось, что многие из этих новых форм, если не большинство, были не чем иным, как хорошо продуманными мошенническими схемами.

- ...Банкиры занимались этим в немыслимых масштабах: общий объем долгов, которые они накопили, превышал совокупный внутренний валовый продукт любой страны мира, из-за чего мир вошел в штопор, а сама система оказалась на грани уничтожения. Армии и полиция разных стран готовились бороться с возможными бунтами и беспорядками, но они так и не вспыхнули. Впрочем, не произошло и каких-либо изменений в функционировании системы. В тот момент все осознали, что в условиях, когда рушатся ключевые институты капитализма (Lehman Brothers, Citibank, General Motors), а все их претензии на обладание высшей истиной оказались ложными, мы должны, по крайней мере, снова открыть более широкую дискуссию о природе долга и финансовых институтов. И не только дискуссию.

- Сколько раз нам говорили, что благодаря появлению виртуальных денег и переходу от наличности к пластиковым картам и от долларов к движению графиков на мониторах мы оказались в совершенно новом финансовом мире. Очевидно, что представление о том, будто мы находимся на этой неизведанной территории, было одним из факторов, который помог Goldman Sachs, AIG и им подобным убедить людей, что никто не способен понять суть их ослепительно новых финансовых инструментов. Однако если взглянуть на это в более широкой исторической ретроспективе, обнаруживается, что ничего нового в виртуальных деньгах нет. Более того, изначально деньги такими и были. Кредитные системы, таблички и даже расходные счета – все это существовало задолго до появления наличности. Эти вещи стары, как сама цивилизация.

- История преподает нам замечательные уроки того, что нас может ожидать. Например, в прошлые эпохи виртуальных кредитных денег почти всегда создавались институты, которые оберегали систему от сбоев, не позволяя кредиторам вступать в сговор с бюрократами и политиками, чтобы выжимать из должников все до копейки, как они это делают сейчас. Возникали и институты, защищавшие должников. Новая эпоха кредитных денег, в которую мы живем, началась с шага в ровно противоположном направлении. Она берет отсчет с появления институтов вроде МВФ, цель которых – защищать не должников, а кредиторов. Вместе с тем в историческом масштабе, о котором мы здесь говорим, десятилетие или даже два –
пустяк. Мы очень плохо себе представляем, чего нам ждать.

- В течение очень долгого времени среди интеллектуалов царило негласное правило не ставить Больших Вопросов. С каждым днем становится все очевиднее, что у нас нет другого выбора, кроме как начать их задавать.

(Продолжение следует)

...Такие дела...
-----------------
*) Эпитафия Дэвиду Греберу - самому реальному экономисту, объяснившему что такое bullshit job
https://alex-rozoff.livejournal.com/281167.html
**)Дэвид Гребер "Долг: первые 5000 лет истории", 2011 год
https://wiki.z-g-m.ru/_media/библиотека/экономика/greber_-_dolg_pervye_5000_let_istorii.pdf

--------------------------------------------------------------------------------

Все тексты являются интеллектуальной собственностью alex_rozoff и размещены с его согласия


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened